Аэропорт Лапеенранты ни на что не похож, это крошечный зал ожидания, размером с пригородный вокзал, плюс кафе, где в шесть утра пьют кофе и едят сэндвичи работники аэропорта, борт-экипаж Ryanair и пассажиры, в основном финны. Наши соотечественники, которых по моему наблюдению на рейcе в Брюссель большинство, обнаружив wifi, сидят в холле со своими айфонами и проч. Холодно. Я рада, что мне не долго ждать вылета, раздумываю о том чтобы взять кофе в кафе или, может быть, отложить свой завтрак до Брюсселя. Все теплые вещи на мне, но рюкзак только-только вписывается в размеры ручной клади. Это значит, что завтрак не откладывается и надо доставать взятые из дома бутерброды...

Кто-то зовет меня по имени и я вижу стоящую передо мной однокурсницу с геофака, котоорую стабильно два раза в год встречаю в метро. Она с подругами едет в Брюссель и Амстердам. Как здорово, что я направляюсь в Испанию: восхитительна уже сама мысль о том, что там сейчас тепло, должно быть, столько же градусов, сколько десь, только в друю сторону от нуля. Я уже не удивляюсь тому, что мы встретились, в самом деле, я никогда не путешествовала одна, поэтому мне кажется, что все так и должно было быть, хотя мы ни о чем не договаривались.

Вот мы взмываем ввысь, ремни пристегнуты, полупустой самолет потряхивают воздушные потоки. Странно, всего год назад летала последний раз - а ощущение, как будто в первый раз катаюсь на этих поднебесных американских горках. Чувствую себя подвещенной в воздухе за полукружные каналы с улиткой. Наконец, в аэропорту Шарлеруа выскакиваю из самолета, как человек вернувшийся домой и космического полета. Пью воду, доедаю второй сэндвич и неспешно (очень неспешно!) регистрируюсь на рейс в Севилью. Еще два с половиной часа полета, пытаюсь забыться в отечественной истории 20 века. Выходит плохо. Тогда начинаю разговор с соседкой, самолет забит полностью. По ходу обнаруживаю вопиющую несистемность своих понаний испанского, например, я знаю, как будет "весна", но других времен года в словаре не присутствует! Не говоря уже о том, что я не знаю ни "peligroso", ни "maravilloso"! Хотя казалось бы, при чем тут "peligroso". Но, в общем, не об этом речь, разговор все равно придает мне духу и вот уже мы идем на посадку. Внизу видны желтые и коричневые просторы, складки гор и русла рек. Потом поля, дороги, по которым едут машины, вздымая за собой огромные клубы коричневой пыли, тянущиеся следом, апельсиновые делевья, домики, бассейны... пальмы.

Я иду со своим рюкзаком. Автобус из аэропорта довез меня до окраины города, откуда я по мосту чере Гвадалквивир направиляюсь в центр. Прекрасные сумерки последнего январского вечера переходят в ночь, блестящую, густую и теплую, от слова "me gusta"... Кипарисы и пальмы выглядят еще выше при свете фонарей, на улицах кипит жизнь, я иду без куртки. Прохожу через весь двухэтажный центр города и иду, наконец, искать свою calle de Hesus Del Gran Poder, по дороге покупаю себе бананов на завтрак и сок с отличным названием "Naranja y Nada", что следовало бы переводить на русский как "Сок Из Апельсина С Таком".

Мой вестибулярный аппарат начинает играть во влет и посадку, когда я ложусь в кровать, голова кружится, кажется будто я снова летаю. Ощущаю свободу, которая в воздухе и немного одиночества, я так далеко от дома... и все - за один день.

@темы: a, самолеты, в дороге, Sevilla, Andalusia, Espa&#241